История одной крысосемьи

Нас было восьмеро. Восемь маленьких пушистых комочков шерсти. Мы бегали вокруг нашей мамы, а она ругалась и собирала нас обратно в гнездо. Мы не знали что такое человек, нас кормили сквозь прутья нашей крохотной клетки и подходили так редко, что мы никогда не задумывались – кто такие люди. Нас оторвали от мамы, когда нам было всего по три недельки. Хозяйка не хотела держать так много крыс в своем доме, она-то и мамой никогда не занималась. Только мама нам рассказывала, что люди существа очень странные – бывают добрые, бывают злые, бывают любящие и боящиеся нас. Мама рассказывала, что есть люди, которые с восторгом наблюдают за нами, забирают домой и кормят очень вкусной едой, которые играют с крысками, целуют в пузики и носики. Каждый раз, засыпая, мы мечтали, что хозяйка отдаст нас именно в такие, добрые, любящие руки. Но…

Однажды, утром, когда все мы с удовольствием пили вкусное мамино молочко, наша хозяйка начала вылавливать нас из клетки, одного за другим. Туда шли и братики и сестрички, и беленькие и капюшончики, все восемь маленьких комочков оказались в тесной коробке. Мы слышали, как зовет нас мама, мы пытались прогрызть коробку, но ничего не вышло, и вскоре, голос ее начал отдалятся, а потом и вовсе затих. Нас несли куда-то очень долго. Коробка сильно тряслась и мы пищали от страха, звали любимую защитницу — маму. Никто не отвечал нам, маленьким трехнедельным крысятам. Лишь потом все прекратилось – стало тихо, звучал голос нашей хозяйки, она с кем-то разговаривала. В коробку резко проник свет, мы испуганно зажмурились, сбившись в кучу. Нас посчитал какой-то человек и посадил в аквариум с опилками. Мы видели, как наша хозяйка уходит, пряча в кошелек серые бумажки.

Это место называлось «зоомагазин». Ежедневно сюда приходили люди, стучали по стенкам аквариума, пугая нас. Вскоре мы привыкли к этому. Нас быстро забирали: иногда по двое, иногда по одному, запирали в тесных коробках и уносили прочь. И вскоре я остался совершенно один, самый маленький альбиносик с раной на спинке.

История первая
Забытый

Прошла неделя, вторая, все мои братья и сестрички нашли новый дом, а я остался совершенно один. Мне было грустно и одиноко, люди каждый день приходили, смотрели на меня, говорили «фу, красноглазый» и уходили прочь. Я не знал, почему я им не нравлюсь, мама всегда говорила, что у меня самые красивые глаза, которые она только видела, а она много видела, наша мама очень мудрая крыса. Люди забирали хомяков, покупали рыбок, брали мышек, но я никому почему-то не нравился. Я уже давно вырос из колеса, в котором мы бегали в детстве, да и теперь я боялся его — я сломал свой очаровательный хвостик, бегая по решетчатому кругу…

Люди приходили и уходили… Прошел месяц, два, я видел маленьких крысят которых садили в разные аквариумы, их разбирали, а я оставался один в своем одиноком, грязном аквариуме. Я просил: «Заберите меня, заберите! Я хороший, честно, я не буду ничего грызть… Заберите меня.», но люди говорили: «Фу, крыса», и уходили прочь.

А потом приехал директор зоомагазина…. Он долго смотрел на меня, а затем злобно сказал продавцу: «Выброси это убожество.» Продавец кивнул и, на следующий день, меня вытащили из аквариума и оставили в каком-то грязном переулке.

На улице было холодно и грязно, моя шерстка из снежно-белой становилась грязной и некрасивой. Я питался едой с помойки. Я мерз, прячась в больших щелях между камней. Знаешь, мама, наверное, ты не права, люди не бывают добрыми, люди очень злые и не любят нас… Я успел убедиться в этом – дважды меня чуть не затоптали, трижды на меня травили собак. Люди – настоящие предатели, мне страшно мама… И особенно страшно сейчас, кода я слышу этот страшный запах. Я никогда не чувствовал его раньше. Его источник где-то рядом. Нужно бежать, спрятаться! Изо всех лапок я бегу к своему домику, но я слишком медлителен, я чувствую, меня нагоняет нечто, его запах пугает меня. Господи, господи, помоги мне успеть… я не хочу уми…

* * *

-Артем, смотри, смотри, крыса лежит!- крикнул один мальчик второму. Старший Артемка подбежал к брату и ткнул мертвое животное палкой. Выглядело оно ужасно – все в крови, с разорванным пузом….

Кошка задушила, наверное , не подходи к ней, вдруг заразная, — ответил он утаскивая брата от маленького трупика худенькой когда-то белой крыски, — подумаешь, крыса…

История вторая
Я буду хорошей мамой

Три месяца назад люди меня забрали из зоомагазина в свой светлый, уютный дом. Сначала я очень боялась, но теперь привыкла к ним. У меня очень хорошие хозяева, они любят меня, ласкают и вкусно кормят. Я часто сижу у них на ручках, приветствую их гостей. Им нравится мой черно-белый окрас, они говорят, что я самая красивая в мире крыска, и это так приятно.

Мама, я так счастлива, ты была права, люди очень добрые, они чешут меня за ушком и никогда не обижают. А недавно, мама они принесли мне друга. Он такой большой и серый, его Ноликом зовут. Знаешь, у нас будут дети, самые-самые чудесные, серенькие, черненькие и капюшоны, и мы их будем очень любить и мои хозяева никогда не сделают так, как твоя, они пообещали нам найти деткам самые любящие руки, а одну дочку оставить со мной. Мама, мамочка, я так счастлива! Я чувствую уже, как малыши внутри дергают лапками, и Нолик рядом со мной счастливый. Он очень хочет поскорее стать папой. Мы спим всегда рядышком в большом уютном домике, а недавно начали строить гнездо. Скоро у нас будут дети, самые красивые, самые любимые и очаровательные дети на всем белом свете. Мы будем такой же дружной семьей как были и с тобой, мама. Ты ведь веришь в меня, правда?

Мой животик уже такой большой, я боюсь, что мне не хватит еды на такое количество детей. Вчера мы начали с Ноликом делать запасы, — когда у нас в кормушке будет пусто – хозяева насыплют еще и тогда нам всем еды хватит. Все будет хорошо, ведь правда?

А сегодня у меня начались схватки. Мне очень больно, но я все стерплю… Я буду хорошей мамой самым очаровательным деткам, у меня все получится. Пусть и прошло уже много часов и я очень устала, все салфетки вокруг меня в крови, но я слышу как внутри копошатся мои детки… Все слабее и слабее…

Мама, я боюсь! У меня не хватает сил встать, Нолик испуганно бегает по клетке… О, вот хозяйка, она поможет мне. Ой, больно, больно! Положи меня назад, не трогай! Хозяйка, куда ты меня несешь? Отпусти, пожалуйста! Мои детки не могут родится в этой пластиковой коробке! Хозяйка, куда ты меня везешь? Не нужно!

Кажется мы снова дома, но нет… Что это за страшный стол? Хозяйка говорит с кем-то, плачет… Почему? Я уже не могу понять, что они говорят. Поскорее бы родились детки, я так устала. Ай! Что это было? Не знаю… Нолик, мама, у меня будут детки…самые-самые нежные и ласковые. Только сейчас я так устала, так хочется уснуть… Не плачь, хозяйка, ведь сегодня счастливый день. У нас будут детки….

* * *

-Неужели ничего-ничего нельзя было сделать?- смотря на черно-белую крыску, рыдала молодая девушка.

-Простите, вы обратились за помощью слишком поздно, она потеряла слишком много крови, ни ее, ни потомство уже не спасти,- грустно покачал головой ветеринар, — она была такая маленькая и молодая… Как же так вышло?

Девушка расплакалась еще пуще, сморкаясь в платок: „Я хотела, чтобы были маленькие у нее… Хотела понаблюдать как они растут, они ведь такие забавные… Я просто хотела, что бы у друзей были Крысята от нее… Досенька ведь такая здоровенькая и красивая… была…“

А где-то лежал несчастный Нолик и ждал свою любимую крыску с самыми милыми и красивыми детками на всем белом свете.

История третья
Друг

Нас было много, целая семья – я, мама и семь моих братиков и сестричек, мы были самой чудесной и дружной семьей, только вот хозяйка наша почему-то была этим недовольна и нас, малышей, продала в зоомагазин. А потом меня купили для маленького мальчика в подарок на день рожденья. Сначала все казалось таким замечательным – много корма, просторная клетка, но быстро это впечатление прошло — моя сладкая жизнь быстро превращалась в маленький крысиный ад. Вскоре мне снова хотелось вернуться тесный аквариум при зоомагазине.

Хозяйка постоянно ругала своего сына за то, что он забывает налить воды в поилку или насыпать корма, за то, что он не убирает мою клетку и в квартире стоит ужасная вонь. Он был очень злым мальчиком, я не любила его – он забывал меня кормить, переезжал машинками на радиоуправлении и таскал за хвост. Однажды я не вытерпела такого издевательства и укусила его за палец: больно, до крови. Честно, мне было очень стыдно, но весь стыд сразу прошел, когда мальчик, разозлившись со всей силы ударил меня об стол. Я чувствовала, как начинает болеть моя лапка, она была сломана.

С тех пор я постоянно кусалась – стоило только молодому хозяину полезть в клетку, и он тут же получал ранку на руке или на пальце. Я боялась его как огня, и хозяйку тоже боялась, они постоянно ругались, трясли клетку. Кажется, они ненавидели меня всей своей душой. А однажды они принесли домой хомяка, а меня в старой ржавой переноске вынесли на улицу, к мусорному баку.

Мама, ты знаешь, зима такая красивая…. Так интересно наблюдать за пушистыми снежинками, которые, падая, все кружатся и кружатся, подчиняясь порывам ветра. Мама, зима такая холодная… я отморозила лапку, ту самую, которую мне сломал жестокий мальчик. Я пыталась звать на помощь, но никто не пришел, а мне ужасно хотелось спать. Только вот если бы я уснула, я бы уже и не проснулась, наверное. Когда я вконец продрогла, пришла она, моя новая хозяйка. Я видела, что она боится меня, очень- очень сильно, но она не оставила меня одну в тот вечер. И когда я заболела, она тоже была рядом.

Она возила меня к какому-то страшному дяде в белом халате. Он сделал мне больно, а потом почему-то я уснула у нее на руках. Когда проснулась – лапки моей уже не было и больно было очень. Но знаешь, мама, мне совсем не хотелось кусать ту девушку, она была так добра ко мне. Знаешь, ты всегда говорила, что мы самые очаровательные крысята на свете, но без лапки я уже не красивая. Когда к новой хозяйке приходят гости, они смотрят на меня и морщатся, говорят: «Зачем тебе это кошмарное создание? Ты на операцию ее потратила, больше чем на себя. Еще одна обуза». Только молодая хозяйка всегда улыбается, смотрит на меня и уверенно чешет за ушком, говорит, что лучше меня нет никого на свете. Мама, иногда она делает мне больно, но это не та боль, за которую нужно кусать, хозяйка делает мне уколы — после того дня на холоде, я простудилась.

Сейчас мне уже семь месяцев. Новая хозяйка уже привыкла ко мне и я к ней тоже. Мне правда немного одиноко, одной, без сородичей, но это ничего страшного, ей без меня тоже было бы одиноко – ведь кроме работы она ничего делать не успевает. Нам с ней очень тяжело. Она работает постоянно, чтобы нам было, что кушать. И сейчас вон трудится над очередными документами, помогу ей немного, а то не справится.

* * *

Черная крыса, не смотря на отсутствие левой передней лапки, ловко спрыгнула с плеча девушки и начала обнюхивать важные документы. Возле какого-то остановилась особенно внимательно и начала с наслаждением грызть.

-Шуша, а ну прекрати! – запротестовала хозяйка, отгоняя животное от ценных бумаг. Однако, стоило ей встретится с глазами крыски — и все документы отошли на второй план. Девушка подхватила животное на руки и улыбаясь, начала гладить ее и чесать за ушком. Ведь для кого-то крыса – это просто крыса, а для кого-то это верный и любимый друг.

История четвертая
Игрушка

Когда-то нас было много… Год уже прошел с тех пор… Как все изменилось! Почему время нельзя вернуть назад? Я скучаю о тех днях в родном гнезде и в зоомагазине…

Вот хозяин снова вернулся с работы. Сейчас насыплет корма, поменяет воду в поилке и пойдет смотреть телевизор. Для него я просто игрушка, я уже свыкся с этой мыслью. Сначала я еще пытался обратить на себя внимание, бегал по потолку клетки, пищал, точил зубы об прутья своего жилища, но все это оказалось бесполезным. Каждый мой день проходит по одному и тому же плану: я просыпаюсь – хозяин собирается на работу, он уходит и я снова один: обойду клетку, поем немного, снова залягу в домик и усну. Вечером хозяин возвращается, кормит меня и идет смотреть телевизор. Ему уже давно наплевать на меня — одного за этой железной решеткой. Раньше все не так было – он приходил домой и сразу же брал меня на руки, играл со мной, разговаривал долго-долго. И, знаешь, мама, тогда я чувствовал себя счастливым, не смотря ни на что. Это теперь, я просто его игрушка и мне уже надоела такая жизнь – он забыл о том, что я тоже живой, а не чучело в клетке, которое периодически нужно накормить и почистить.

Мне надоела такая жизнь… Я уже не хочу ни есть, ни пить. Я уверен – он и не заметит, что меня больше нет. Ведь для него я просто заводная игрушка, которая рано или поздно сломается, а потом, возможно, не дай Бог, он заведет себе нового зверя. Тот будет так же одинок, как я сейчас. Я похудел, но он даже этого не замечает, он больше не видит, что к корму и воде никто не притрагивается, он не обращает внимания на то, что я ослаб и который день даже морду не показываю из домика. Хозяину, я точно знаю, не сложно взять мне еще одного друга, но он не сделает этого… Если бы я только мог говорить на человеческом языке, я бы рассказал ему как мне грустно и одиноко без сородичей, без внимания. Я ведь живой, такой же живой как он, только ему абсолютно все равно. Ты знаешь, мама, ты наверно ошиблась, когда говорила, что люди бывают заботливыми и любящими. Я уже не верю в это.

Этот день последний для меня — мне сегодня исполнился ровно год и два месяца…

Хозяин, пожалуйста, не заводи больше животных. Тебе все равно, а мне…. Да нет, всем нам больно. Одной из своих девушек ты рассказал, что спас меня от змеи. Лучше бы меня тогда и съела змея – всяко лучше, чем жить здесь.

Сегодня я ухожу от тебя, хозяин, на большую, яркую крысиную радугу и мне там не будет одиноко и больно. Не скучай без меня. Да что я говорю, ты и не будешь….

* * *

Мужчина удивленно подошел к клетке и достал оттуда худенькое тельце черно-белого зверька. Крыса была уже холодной. Он с удивлением и омерзением бросил животное обратно: „Сдох… С чего бы это?“

История пятая
Семья

Мне было всего четыре недельки, когда меня, маленького, худенького белого крысеныша забрали из тесного аквариума в зоомагазине. Конечно, сначала было страшно. Я, дикий, тогда еще не знавший рук, шарахался от хозяев, будто они были какими-то монстрами. Однако время шло, и я все больше привыкал к своей новой семье. Хозяева любили меня, делали все, чтобы мне было хорошо. Только долгое время мне все таки было немного одиноко. Хозяев часто не было, они пропадали и днем и ночью на работе, а я оставался один в своей большой, просторной, чистой клетке. К счастью, мои хозяева все понимали, и однажды….

Я проснулся после обеда и понял, что что-то изменилось. В квартире появился новый запах, очень знакомый. Я долго бегал по клетке, пытаясь понять, что случилось, и все равно разузнать ничего у меня не получилось.

В беспокойстве прошел весь день. А к вечеру, когда меня выпустили гулять, я нашел…. Крысят! Двух, маленьких, вертлявых малышей Марса и Меркурия. Они были крысятами из какого-то питомника. Сначала мне они не понравились, я долго пытался их выгнать или хотя бы поставить на место, но вскоре эти два маленьких торнадо меня вымотали настолько, что я смирился с новыми сожителями.

Долгими вечерами щебетали они про свою любящую хозяйку, и про маму, и про остальную крысиную семью, играли со мной, носились по всей клетке и грызли гамаки. Мы вместе проказничали, баловались с хозяйкой, спали… Я , правда, долго чувствовал себя не в своей тарелке рядом с этой шустрой парочкой, но вскоре привык. Они как-никак мои друзья…

Мы счастливо и весело прожили целый год. Малыши выросли и на моих глазах превратились в вальяжных увальней-обжор. Все было прекрасно, хотя частенько мы с ними ругались по всяким мелочам: то гамак не поделим, то еще что-нибудь. А потом я тяжело заболел — на боку у меня росла опухоль. Мне было неудобно и тяжело с ней бегать, я стал вялым и совсем не хотел двигаться…

Меня забрали в ветклинику и некоторое время я жил там, в клетке, под надзором строгих врачей. Я безумно скучал по своим ребятам, но увидеть их не мог, тут хотя бы встреч с хозяевами дождаться… Потом меня снова забрали домой. Я все еще был слаб и здоров не до конца, но все же как приятно быть снова дома. Меня вернули в клетку, но почему-то парней нигде не было. Я, расстроенный долго искал их и уснул в одиночестве, в гамаке. Проснулся уже потому, что рядом лежали два толстых охломона, которые копошились и пытались меня разбудить. О, как рад был я снова их видеть! Наконец-то я понял, они не просто друзья, они моя семья, которая всегда утешит в минуты отчаяния, поддержит в тяжелые времена и подставит свои теплые меховые бока, согревая в холодные ночи.

Знаешь мама, я обязательно выздоровею. У меня есть семья и любящие хозяева, которые никогда не оставят меня одного. Я надеюсь, что мои братики и сестрички, тоже нашли заботливых родителей и прекрасные семьи. Ведь что может быль лучше ласкового почесывания от хозяйки и хорошей компании верных друзей?

* * *

Молодая беременная девушка подошла к клетке с тремя холеными толстыми крысами, поставила внутрь свежую кашку и погладила всех зверьков по очереди.

— Маленькие мои, любимые, теперь мы снова с вами все вместе,- она ласково улыбнулась зверькам и поцеловала белого крысика в розовый нос…

История шестая
Слезы

По непонятным обстоятельствам люди склонны к избавлению от ненужных питомцев. Так было и с нами – крысятами, чью жизнь изменил зоомагазин. Сначала нас было восемь, мы были маленькими и глупыми, веселились и радовались жизни в тесном аквариуме. Мы всей стайкой пугались людей, которые стучали по стеклу нашего «дома», и всей компанией сбегались к кормушке, когда нам насыпали еду.

Мое детство, увы, кончилось быстро. Я была в числе первых, кого забрали из того места. Я стала подарком в Год Крысы для женщины, которой совсем была не нужна. Она не любила меня, хотя когда к ней приходили гости, она рассказывала, что все на самом деле не так.

Однако, когда я играла с проводами, она била меня ногой, а иногда уходила из дома на несколько дней и вовсе забывала обо мне. Мне было одиноко в ее доме. В тесной хомячьей клетке даже побегать не удавалось, а выпускала она меня очень редко.

Но однажды к ней в гости пришла новая девушка, она увидела меня в коридоре в маленькой клеточке на полу, и, не сдержавшись, начинала ругать ту страшную злую женщину. Тогда злюка крикнула, что если девушка такая добрая, то пусть меня и забирает. Я видела сомнение в глазах моей новой хозяйки, но она все же забрала меня из моего карцера.

Знаешь, мама, она купила мне новую клетку, большую, просторную, и больше мне не нужно сидеть без еды по нескольку дней, мои миски всегда полны корма. Только одно не дает мне покоя…

Моя хозяйка всегда плачет… Я не знаю почему… Подходя ко мне, она начинает чихать и лить слезы… Сначала это очень пугало меня, но сейчас я уже привыкла к этому. Я всегда вылизываю теплые соленые капли с ее щек, а она каждый раз обещает: «Не волнуйся, я больше не буду»… Но все равно, каждый раз, когда она берет меня в руки, ее глаза блестят от слез…

Мамочка, почему люди такие разные? Некоторые злые, а некоторые добрые? Почему моя хозяйка постоянно плачет? Может, я как-то не так себя веду? Может у нее что-то болит? Жаль, ты не рядом, не ответишь мне, но я точно знаю, что ты очень мудрая и рассказала бы мне все-все, если бы была рядом.

Я очень люблю свою хозяйку, не смотря ни на что. И она меня любит, хотя постоянно чихает и плачет. Господи, позволь мне побыть с нею подольше, я ведь точно знаю, что я ей очень-очень нужна…

* * *

Вытирая слезы, девушка посадила белую крысу-альбиноску на письменный стол, сама села рядом и взяла в руки книгу по медицине, однако пока искала нужную страницу, чихнула и снова сбилась. Она уже собиралась потянуться к коробке с салфетками, но альбиноска ее опередила, старательно, подняв голову и вытянувшись на лапках она тащила бумажный платок своему человеку.

Не волнуйся, Кель, я больше не буду,- улыбнувшись, по привычке пробормотала девушка, принимая платок,- аллергия, это ведь не приговор, правда?

История седьмая
Развлечение

Нас забрали первыми. Меня и сестренку вытащили за хвосты из маленького аквариума и посадили в темную коробку. Очень долго, зачем-то, ее трясли. Нам было страшно, мы громко пищали, звали маму и братьев с сестрами. Однако никто не спешил нам помогать, поэтому мы начали грызть картонные стенки, пытаясь выбраться.

Вскоре нас перестали трясти, из темной коробки мы попали в другой аквариум . Сначала мы попытались выпрыгнуть, но люди накрыли аквариум стеклом с дырочками. В стеклянном пахло другими крысами, только запах был очень старый. Вскоре мы с сестренкой успокоились и легли спать. Хотелось очень есть и пить, но ничего по близости не было, а наши попытки выцарапать себе путь на свободу ничем не закончились.

Разбудили меня, снова вытаскивая за хвост. Сестренка тоже проснулась и начала пищать испуганно. Меня отнесли в другую комнату и бросили в какое-то странное место. Там была большая, просто огромная миска с водой и что-то очень большое похожее на хвост. А еще там было много зеленых листьев. Раньше я их видел только за витриной магазина.

Я бросился к воде и начал лакать ее, потом побежал через этот странный хвост, у которого не было крысы, к листочкам. Они были очень горькие, мне не хотелось их есть. Поэтому я начал искать что-то другое съедобное. Здесь тоже пахло крысами, старый запах…

Внезапно хвост начал шевелиться. Я испугался и забился в угол. Сердце бешено заколотилось, от страха я даже пошевелиться не мог. У хвоста оказались глаза, рот и очень острые зубы. Я попытался убежать от него, но он схватил меня и начал давить…

Воздуха, воздуха, хоть немного! Я кусал его за шкурку, но силы быстро покидали меня. Вздохнуть, хотя бы еще разок! Но хвост обвивается вокруг меня, давит, не дает пошевелиться… Воздуха, воз…

* * *

-Дeбил, что ты стоишь, снимай! Смотри как она прикольно хавает! А как это пищит!- орал один парень другому,- ты глянь, она уже дышать не может, ща сдохнет. Ты снимаешь?

Возле террариума с удавом стоял второй парень и все записывал на камеру,- во ролик будет Хы, глянь, он эту мышь каличную уже на половину проглотил!

История восьмая
Спасение

Моего братика куда-то забрали. Мне страшно, страшно здесь одной. Когда меня пустят к братику? Куда его унесли? Я уже несколько часов сижу в этом аквариуме. Я никогда раньше не была одна так долго. Люди смеются, там за дверью, куда унесли братика. Иногда они ходили мимо меня, говорили о чем-то. Меня к братику так и не отнесли. Я снова уснула.

Во сне я почувствовала, как аквариум наклоняется, я попыталась удержаться в нем, но упала в воду. Гадость эта вода, у меня вся шкурка мокрая и в ушах тоже вода. Я выскочила из нее на песок и начала умываться.

Однако, вскоре я отвлеклась. Здесь пахло братиком. Нужно его найти. Я медленно начала изучать место, в которое попала. Внезапно, я увидела какое-то движение в зеленых листьях. Испугавшись, я бросилась наутек , но наткнулась на стену. Бежать было некуда… я испуганно сжалась возле горшка с растением. Что-то большое и страшное надвигалось на меня… Внезапно кто-то схватил меня за шкирку и поднял вверх. Я запищала и начала выдираться, однако, тут же оказалась под какой-то миской. Я слышала как люди ругаются, но понять я их не в состоянии… Они такие странные.

Неужели братика съело это большое и страшное? Но почему? Он ведь был такой хороший!

Ах, какие эти люди шумные, бросаются вещами…

Я уже утихла под миской, когда меня снова начали дергать. Какая-то женщина схватила меня, посадила в темную коробку. Она тоже начала ее трясти. Потом она пересадила меня в клетку, такая как у нас с мамой была, маленькая, с пружиной, тут даже прятаться негде! Она дала мне сухарик и поставила воду. Несколько дней я прожила у нее. Она кормила меня сухариками, иногда колбасой… А потом уходила . Ах, как мне скучно здесь… С братиком было бы куда веселее…

Сегодня она привела другую женщину, от нее пахнет крысами, свежий запах, интересный такой. И что-то она смотрит на меня, разглядывает так внимательно…

* * *

-Слушай, Ань, у тебя ж крысы есть?- спросила Лика свою подругу, открывая потрепанные двери съемной квартиры.

-Ага, девочки, целых три,- гордо ответила ей подруга,- я им вчера клетку новую купила, большую!
-Может заберешь мою мелочь, а то мне ее ну совсем некуда?- Лика вошла в квартиру и тут же указала на хомячью клетку, стоявшую на обувной полке.

Гостья с интересом начала разглядывать капюшончатую крыску сквозь прутья клетки, попутно слушая историю подруги о бывшем парне и его удаве.

-Эх, видимо опять я питомниковую не возьму,- вздохнула Аня, улыбаясь маленькому зверьку,- заберу конечно, что же тут поделаешь…

Автор Закорытняя Алина aka Fasya

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.